Психоделики и медицинская марихуана

Психоделики и медицинская марихуана

Последуют ли психоделики за медицинской марихуаной?

Психоделики и медицинская марихуана

В марте 2014 года, впервые за 40 лет, в рецензируемом медицинском журнале опубликованы результаты исследования, свидетельствующие о терапевтических преимуществах диэтиламида лизергиновой кислоты, более известной как ЛСД. Исследование показало, что терапия на основе ЛСД значительно снижает тревожность среди людей с серьезными заболеванями как, например, болезнь Паркинсона или рак молочной железы.

Это исследование является частью начавшихся недавно клинических исследований психоделических веществ, таких как ЛСД и псилоцибин – психоактивный компонент “волшебных грибов”. Исследователи некоторых наиболее известных академических центров получили правительственное разрешение на их изучение в качестве новой терапии для целого ряда болезней, в том числе посттравматического стрессового расстройства, кластерных головных болей, алкоголизма.

Стоит напомнить, что эти вещества были представлены населению Америки и классифицированы как незаконные препараты, несущие вред и не обладающие лечебным эффектом. То, почему они стали незаконными и почему у людей сложилось такое мнение, связано с культурной войной 1960-х и 70-х годов.

О грибах, содержащих псилоцибин, в США стали говорить в конце 50 –х годов – банкир Гордон Уоссон увлекся микологией. Уоссон и его жена совершили свою первую экспедицию в Мексику для наблюдения за масатеками, коренными народами Оахаки, использовавшими грибы во время священных обрядов, связанных с болезнью, несчастьем и т.д.

В 1957г. Уоссон описал свой опыт в журнале “Life”. Статья о волшебных грибах стала первой статьей, посвященной психоделическим препаратам, вышедшей в США. Она подтолкнула Тимоти Лири посетить Мексику и попробовать грибы. Затем при Гарвардском университете он создал первый научно-исследовательский центр по изучению психоделических препаратов.

ЛСД синтезирован из гриба в 1938 году. Его психоактивные свойства обнаружил швейцарский ученый Альберт Хоффман, а Sandoz Laboratories продолжила его дело. В 1950 г. ЦРУ начало экспериментировать с его использованием для контроля над разумом.

Оба эти вещества отражали идеалы самопознания, связанные с ростом контркультуры битников и хиппи. Они часто рассматривались как средства обретения личной и психологической свободы, как средство протеста против политического авторитаризма и социального гнета.

Широкое распространение психоделиков не приветствовалось государственными органами, что препятствовало проведению клинических исследований. После того, как они стали популярными в исследованиях академической психиатрии было опубликовано более 1000 публикаций, описывающих их клиническое использование. Однако напряжение между американской контркультурой и правительством росло, в 1968 году психоделические вещества были запрещены в США.

После введения запрета на психоделики, данные об эффективности этих веществ, как правило, поступают из интернет-источников, генерируемые анонимно и регулируемые такими сайтами, как Erowid. Исследователи, анализирующие эти данные, обнаружили несколько смертельных случаев приема ЛСД, один случай смерти, связанный с использованием псилоцибина при пересадке сердца.

Со сменой поколений общественная паника вокруг ЛСД ослабла. Продолжились законные исследования на животных. В начале 90-х годов исследователи обратились в Национальный институт по проблемам злоупотребления наркотиками с заявлением о проведении успешных исследований.

Сторонники широкой доступности психоделиков опираются на опыт использования медицинской марихуаны. Почему бы не обратиться к уже существующим препаратам, которые могут помочь при лечении заболеваний, когда традиционная медицина оказывается бессильной?

Кажется, психоделики займут свою социально санкционированную роль в западном обществе. Новые исследования этих препаратов подтверждают, что они, похоже, обладают потенциалом для лечения поведенческих и аффективных расстройств.

Участник исследования, использующий псилоцибин для лечения тревоги, связанной с неизлечимой болезнью, говорит, что псилоцибин помогает ему изменить способ восприятия окружающего общества и самого себя: “Положительное качество псилоцибина заключается в том, что это не лекарство. Вы не принимаете его, потому что он способен разрешить Вашу проблему. Вы принимаете его и сами решаете свои проблемы”.